«Ведьма, ведьма!» — кричали соседские дети, но старуха целенаправленно шла в наш дом.

На следующий день председатель сельсовета, пустивший пожить в заброшенный дом, велел привезти нам тракторную телегу сухостоя. Я услышала, как к дому подъехал трактор и выглянула в окно. Кто-то открыл ворота, и какие-то люди, сидевшие на тележке сверху, начали выбрасывать пиленные бревнышки к нам во двор. Я выбежала на крыльцо, накинув только шерстяной платок. Во дворе стоял Николай Стефанович и командовал ребятами. Он повернулся и сказал: 

-Принимай, хозяюшка, дровишки!

-Николай Стефанович, но мне же даже расплатиться нечем!- пролепетала я.

-Бросьте, Сима. Дрова народные, валежник да сухостой! Ничего не надо! Я ж для детей!- отмахнулся глава.- Идите в дом, а то простудитесь!

Я была бесконечно ему благодарна! Ребята быстро справились с работой и, получив бутылку водки от председателя сельсовета, уехали, а он, попрощавшись, ушел пешком.

Дети все еще надрывно кашляли, но от лекарств, принесенных женой Николая Стефановича, им стало немного лучше, кашель стал мокрым. Откашливалась обильная зеленая мокрота. 

«Ведьма, ведьма!» — кричали соседские дети, но старуха целенаправленно шла в наш дом.
Пролистать наверх