Неведомая хворь

Когда Любава вышла на улицу, Федя закатил глаза.

— Видели её сапоги? — прошептал он, — Какой отвратительный вкус, кошмар просто!

— Хорош комедию ломать, — отмахнулась Яга, — Чего жене голову морочишь?

Федя усмехнулся и сел на лавку.

— А сколько можно мне её морочить, бабушка? — спросил он, — Целыми днями мне про платья, про украшения, про подруг, да слухи со всего Тридевятого Царства. Вечером с работы прихожу уставший, а она мне истерики да обиды: ты меня не любишь, ты стал другим, ты изменился. Сладко, думаешь? Вот и надумал, дай, думаю, попробую. Пусть поживёт в моей шкуре, прочувствует!

— Да поняла уже, поди, — мягко ответила Яга, — Пожалей жену-то. Хватит с неё.

— Хватит, — подтвердил Федя, — Просто так весело было!

Яга добродушно засмеялась.

— Повеселился и хватит, — сказала она, — Я Любаве скажу, что снадобьем тебя излечила, понял? Будет спрашивать, говори не помнишь ничего. А её я сейчас научу, о чём мужу рассказывать не нужно, чтобы опять эта хворь не проявилась.

 

Источник

 

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ


Pages — 1 2 3