Однажды зимой я обратила внимание на женщину, которая шла по снегу в каких-то обмотках вместо обуви

Такой искренней благодарности я не от кого не видела. Она тут же размотала свои обмотки (это были целлофановые пакеты, под которыми были надеты истоптанные тапочки). Но она сняла тапки и завернула в пакеты, положив в сумку. И только потом обула сапоги.  На том мы и расстались.

Примерно месяцев через восемь  я увидела у подъезда ту самую женщину. Она ждала меня с большой сумкой. Я даже не сразу узнала ее, а она меня помнила. В сумке оказались овощи: морковь, свекла, лук, чеснок. Это все было с дачи. Им бесплатно с сыном достался заброшенный участок и они приложили немало усилий, чтобы обиходить его. И небольшую часть урожая она принесла мне и моим родителям в знак благодарности за помощь.

С тех пор мы подружились. Я отложила вещи, которые ни мама, ни я уже не носили и отнесла этой женщине, подарив, в том числе и зимнее пальто. Пусть ношенное, но теплое. Все же это лучше чем плащ.

Как бы ни была бедна эта женщина,  я не смогу ее отнести к тем нищим, которые просят милостыню по классической схеме. Для тех попрошаек – просить милостыню является работой. А у этой несчастной женщины так сложились обстоятельства. Но  даже когда она шла почти босиком по снегу, все равно не собиралась «работать» нищей.

И я никогда не подаю милостыню тем, кто намеренно выпрашивает деньги, возведя попрошайничество в ранг своей работы.

источник

 

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ


Pages — 1 2